Правда о роковой авиакатастрофе в Смоленске

("Axis of Logic", США)

Джеймс Бьюкенен (James Buchanan) Wednesday, Apr 14, 2010

 

 

 

 

Продолжает поступать новая информация о катастрофе, которую потерпел в Смоленске польский Ту-154 с президентом Качиньским и изрядной частью правительства Польши на борту. Судя по всему, ведутся организованные попытки возложить вину за случившееся на пилота, которого президент Качиньский якобы заставил приземлиться в недопустимых условиях.


Первая странность: по слухам, смоленский аэропорт не оснащен курсо-глиссандной системой (КГС). С учетом того, насколько ужасной бывает погода в России зимой, весной и осенью, удивительно, что в крупном европейском городе с 330 000 жителей нет аэропорта с КГС. На это возражают, что речь идет о бывшей военной базе. Тогда возникает другой вопрос: Неужели русские сажали свои истребители Су-27 стоимостью в 30 миллионов долларов на аэропорт без курсо-глиссандной системы?


Если предположить, что у русских город такого размера действительно может обслуживаться аэропортом, посадка на который осуществляется по правилам визуальных полетов, остается вопрос: Зачем вообще было там садиться? Если бы я планировал мероприятие такой важности, на которое гости прибывали бы самолетами, я бы предложил им воспользоваться аэродромом, на котором есть ГКС. В данном случае, имелся оборудованный КГС аэропорт в белорусском Витебске, всего в 66 милях от Катынского леса.


Согласно правилам визуального полета (ПВП), для безопасной посадки минимальная посадочная дистанция должна составлять от 1 до 5 миль в зависимости от воздушной обстановки. На такой авиабазе, как Смоленск-Северный, которой могут пользоваться выпущенные в советские времена истребители, необходима 5-мильная видимость, чтобы вовремя заметить случайный истребитель и успеть избежать столкновения. Как сообщает другой источник, даже при наличии курсо-глиссандной системы, для того, чтобы пилот получил разрешение на посадку, видимость должна составлять не меньше полумили.


Как сообщает один из источников, в день катастрофы видимость в аэропорту Смоленск-Северный составляла 400 метров. Другие сообщения по радио и в вечерних новостях указывали на еще меньшую видимость: 50 - 80 метров. Любой здравомыслящий пилот при такой видимости не стал бы осуществлять посадку по ПВП. Скорее всего, в данном случае летчик решил сделать круг над аэродромом, чтобы утихомирить президента Качиньского и продемонстрировать, что видимость недостаточна для посадки. Разумеется, он не стал бы осознанно снижаться ниже уровня окрестных холмов плюс высота деревьев и линий электропередач. Однако если у него был сломан альтиметр, на этом этапе самолет мог спуститься слишком низко, что и привело к гибели пассажиров и экипажа.

По интернету также гуляет целый набор ложных или спорных утверждений, с которыми имеет смысл разобраться:

1.
    Приземление на другом аэродроме заставило бы польского президента капитально опоздать на церемонию. Это неправда. Аэропорт в белорусском городе Витебске оснащен курсо-глиссандной системой и расположен всего в 66 милях от Катынского леса. Поминальная служба была в большой мере церемониальной, на месте ее проведения было лишь несколько сотен человек, причем самой значимой должна была быть группа сопровождающих польского президента, и пресса ждала именно ее.


2.
    Польский президент заставил пилота совершить посадку против его воли. Спорное утверждение. Об этом говорят, как о факте, несмотря на то, что все, кто находились на борту самолета, мертвы, а смоленский авиадиспетчер не слышал ничего, что могло бы подтвердить данную версию. Можно надеяться, что свет на этот вопрос прольют черные ящики. Как пишет The Financial Times: В августе 2008 г-н Качиньский хотел заставить пилота приземлиться в грузинской столице Тбилиси, несмотря на то, что делать это было опасно из-за шедшей в то время войны России с Грузией. Когда летчик отказался, г-н Качиньский зашел в кабину и сказал: Тот, кто решил быть офицером, не должен трусить. Пилот, совершивший посадку в соседнем Азербайджане, был позднее награжден медалью за то, что не поддался давлению президента. На пресс-конференции в понедельник генеральный прокурор Польши Анджей Серемет (Andrzej Seremet) заметил, что на данной стадии расследования нет оснований предполагать, что кто-либо давил на пилотов. Впрочем, следователи продолжают исследовать черные ящики Ту-154, пытаясь выяснить, не делались ли пилотам намеки. Судя по предыдущему инциденту, летчик мог бы рассчитывать на медаль, если бы он проигнорировал указания Качиньского и посадил самолет в другом аэропорту. К тому же президент Качиньский бы сильно подставился и получил скверную прессу, если бы попытался запугать еще одного пилота.


3.
    Самолет делал четыре или пять заходов на посадку. Спорно. Согласно одной из статей, пилот сообщил г-ну Плюснину (смоленскому авиадиспетчеру), что он сделает один заход на посадку, а если не получится, будет приземляться на другом аэродроме. Никто из свидетелей, опрошенных журналистами, также не видел нескольких попыток. Как указывается в другой статье, диспетчер на аэродроме утверждает, что до потери радиосвязи самолет сделал только одну попытку посадки.


4.
    Лех Валенса говорил о давлении на пилота. Неправда. Как сообщает The Times: По словам бывшего президента Польши Леха Валенсы, капитан Протасюк, скорее всего, консультировался с президентом. Однако пилотов специально учат противостоять в таких случаях давлению, которое заставляет их принять неверное решение.

 

  1. Ту-154 летающий гроб с чудовищными показателями безопасности. Неправда. Согласно приведенному FoxNews списку катастроф Ту-154 с 1994 года, в Европе разбились только два самолета, остальные катастрофы произошли в Сибири или в третьем мире. Стоит также учесть, что в список входят два сбитых самолета и один взорванный над Европой чеченскими террористами. Еще один источник ссылается на эксперта по российским самолетам Пола Даффи (Paul Duffy), по словам которого количество аварий Tу-154 нормально для такого числа самолетов за такой промежуток времени с учетом технологического уровня самолета Всего было выпущено 1015 Tу-154, и на 14 декабря 2009 года 214 из них продолжали летать. Самолету, на котором летел президент Качиньский, было всего 20 лет, а в декабре 2009 года он прошел полный осмотр и модернизацию.

  2. Все это заставляет задаться одним вопросом: Кто мог бы захотеть уничтожить польское правительство? Статья в
    Jewish Currents под заголовком Возвращение польских праворадикалов (The Return of the Radical Right in Poland) указывает: Что-то в Польше пошло очень сильно не так. По итогам выборов, проходивших в прошлом сентябре, партия Право и справедливость под руководством правого политика Ярослава Качиньского, давнего активиста Солидарности, заняла больше всех мест в парламенте. Через месяц на президентских выборах победил брат-близнец Качиньского Лех Качиньские вступили в коалицию с популистской аграрной партией Самооборона и праворадикальной организацией под безобидным названием Лига польских семей. Вежливые западные журналисты называют это правительство правоцентристским, хотя среди тех, кто сейчас находится у власти в Варшаве, центристов найти трудно. От всяких связей с партией Право и справедливость (не говоря уж об остальных двух членах коалиции) публично отрекаются даже европейские консерваторы. Проще говоря, Польшей сейчас правят ультраправые, а ее коридоры власти заполняют люди, которых еще в прошлом году многие считали опасными маргиналами.

  3. Чтобы устроить катастрофу, достаточно было просто сломать альтиметр, заставив пилота думать, что он находиться на большей высоте, чем на самом деле. В Европе и США самолеты тысячами садятся в плохих погодных условиях, и лишь немногие из них разбиваются. Как однажды сказал великий преступник Франклин Делано Рузвельт, в политике ничто не происходит случайно. Если нечто произошло, можно поспорить, что так было запланировано.

Оригинал публикации: The Truth about the Fatal Plane Crash in Smolensk

Опубликовано: 14/04/2010 18:41